КОНКРЕТИКА

"Одна из важнейших составляющих волонтерского опыта – это навык общения". Часть 1.

Интервью с Анжеликой Владимировной Барсуковой, кандидатом исторических наук, доцентом кафедры муниципального управления и социального сервиса, заместителем декана по учебной работе факультета истории, управления и сервиса Московского государственного областного социально-гуманитарного института (г. Коломна)

Полную версию интервью читайте в книге Надежды Макатровой "Как развивать туризм в России. Диалоги с практиками".

Надежда Макатрова (далее Н.М.): Анжелика, какого рода волонтерские проекты интереснее студентам, а на какие проекты бывает недобор?

Анжелика Барсукова (далее А.Б.): Ребята охотнее соглашаются на краткосрочные проекты, чем на какие-то долгоиграющие варианты.  Например, есть волонтерские лагеря по обустройству усадеб. Это проекты, которые предполагают достаточно большую занятость волонтеров в летний период. На такие проекты бывает недобор. Хотя в таких долгосрочных проектах есть свои выгоды, но студентам сложнее встроить их в свое расписание. Если говорить о тех предложениях, на которые студенты охотно откликаются, то это, как правило, фестивали, которые идут два-три дня. Например, наши студенты с удовольствием работают волонтерами на ежегодном фестивале "Мир автобусов" в Коломне.

Ребят привлекает тот факт, что есть четкая цель и задача со стороны организаторов. Если четкой задачи не сформулировано, то бывает, что уже на стадии подготовки к мероприятию ребята говорят: "Мы не понимаем, что мы делаем и зачем, четкой задачи нет. Если что-то не получится, то ты можешь быть во всем виноват, и нам такой вариант не подходит". И, в принципе, я их прекрасно понимаю, потому что хуже всего не знать, за что ты отвечаешь.
Добавлю, что охотнее записываются в те проекты, которые уже, скажем так, "распиарены" старшекурсниками, т.е. когда опытные волонтеры со старших курсов говорят новичкам: "Ой, там было здорово! Обязательно записывайтесь". Мнение старших играет большую роль, если речь идет о каких-то ежегодных мероприятиях. В принципе, всегда большой популярностью пользуются те проекты, которые студенты сами инициируют.

Н.М.: То есть они сами придумывают, что бы такого полезного сделать?

А.Б.: Не совсем так. Как правило, организаторы, скажем, преподаватели нашего ВУЗа, предлагают некую идею полезной деятельности или мероприятия, а ребята сами ее продумывают и затем реализовывают, т.е. они в последующем сами выступают в роли организаторов.

И еще один момент. Решая вопрос, быть или не быть волонтером в том или ином проекте, ребята также обращают внимание на то, чем они готовы пожертвовать, а чем нет.

Н.М.: А Вы в данном случае не идете навстречу своим студентам?

А.Б.: Лично я считаю, что опыт волонтёрской деятельности необходим, и поэтому включаю участие в тех или иных мероприятиях в форме практических занятий в учебный процесс. Акцент на практику востребован сегодня стандартами бакалавриата.

Н.М.: Анжелика, как Вы считаете, что привлекает ребят в волонтерстве?

А.Б.: Возможность саморазвития и обучения. Именно такие проекты интересны. Например, у нас была летняя школа творческих инициатив. Называлась она "Олений вражек". Этот проект был инициирован некоммерческим партнерством "Город-музей". Это, по сути, такой летний лагерь, где люди реализовывали различные идеи, и лагерю нужны были волонтеры. Задания у волонтеров были абсолютно разные: встречи гостей, дежурство на кухне в походных условиях, следить за санитарией и т.д. Часть студентов были участниками этого лагеря, а часть – волонтерами, которые помогали организаторам. Так вот любопытно, что те ребята, которые были волонтерами, сказали, что им было интереснее именно организовывать деятельность в лагере. Это давало больше возможностей: например, познакомиться с людьми, которые проводили мастер-классы, поскольку в статусе помощника-волонтера проще заговорить со знаменитым человеком, который приехал на мероприятие. Например, приехал Вениамин Смехов, и когда ты волонтер, ты его меньше боишься, чем когда ты  просто посетитель события.

Н.М.: Если говорить о студентах Вашего ВУЗа, то какой процент из них проявляет интерес к участию в волонтерских проектах? 

А.Б.: Если рассматривать очное отделение, то где-то 25-35% можно привлечь. У нас самый большой факультет, с очной и заочной формами обучения, и у нас всего учится порядка 1000 человек.  Очников чуть более половины. Если говорить в целом об институте, то у разных факультетов свои проекты, и ситуация с волонтерством разная. Например, на факультете иностранных языков своя специфика учебного процесса и главная мотивация – это учеба. На факультете физической культуры и спорта, наоборот, много мероприятий, в которых их ребята активно участвуют в качестве волонтеров, в т.ч. в предолимпийских мероприятиях для Сочи. Приведу пример. У нас в Коломне проводились соревнования по конькобежному спорту международного уровня на базе конькобежного центра, на котором было 60 волонтеров с этого факультета. Ребята помогали спортсменам сориентироваться на территории, пройти к раздевалкам и т.д. Это такая техническая работа, которую обычно волонтерам и поручают.

Если взять социально-психологический факультет, то у них волонтерство заключается в том, что они по собственному желанию работают с детьми, лишенными родительской опеки. Причем у нас сейчас волонтерство приобрело некую организационную основу, т.е. на базе факультетов создаются специальные центры, которые объединяют волонтеров. Например, на юридическом факультете создали юридическую службу, где студенты бесплатно оказывают юридические консультации населению. Наша специфика заключается в том, что каждый факультет стремится направить волонтерство в то русло, в котором ребятам нужен практический опыт. Скажем, наш факультет – это Факультет истории и управления сервиса, поэтому большая часть наших волонтерских проектов связана с туризмом, с экскурсионными программами, с непосредственным общением с людьми, поскольку продуктивное общение в нашей сфере – один из ключевых навыков. 

Но Вы же понимаете, что многое зависит от человека, который занимается всеми этими проектами у себя на факультете. Если человек сам этим живет и горит, то он может и других убедить в его важности. А иногда (по опыту общения с коллегами из разных образовательных учреждений) встречается другая позиция: "Они же платники, что с них возьмешь!"

Н.М.: А платники неохотно идут в волонтеры?

А.Б.: Здесь неоднозначный ответ. Так получилось, что я работаю со студентами-внебюджетниками, которым ВУЗ не может ни премию выплатить, ни каким-то другим способом поощрить за участие в этих проектах. Максимум, что мы можем сделать, - это дать сертификат или выразить благодарность. Иногда волонтеры получают возможность посещать со скидкой или за флаер те или иные программы организаций, которым они помогали. К примеру, мы помогли краеведческому музею,и я могу попросить провести для наших студентов безвозмездную экскурсию.

Но у меня всегда костяк волонтеров состоит из внебюджетников. Они охотно на это идут, потому что я с ними работаю и объясняю, что, мол, ребята, есть такой всероссийский конкурс "Страна моя – Россия", который в прошлом году проходил на базе Коломны. Это федеральный конкурс, в числе его организаторов Госдума РФ и общественная организация "Социально-экономические инициативы молодежи", которую возглавляет Сергей Кочнев (выпускник нашего института). На конкурс приезжают ребята со всей страны: школьники и студенты 1-3 курсов. Студентам я объясняю, что у них есть возможность стать частью всего этого процесса, быть соорганизаторами, даже если придется элементарно стоять с табличкой на вокзале и говорить "Здравствуйте, мы рады вас приветствовать в славном городе Коломна".

Вы знаете, меня поразило, насколько быстро ребята согласились, то есть мне даже не пришлось их уговаривать, причем согласились даже те, с кем мы не очень активно раньше взаимодействовали. Но здесь не надо скрывать того момента, что к набору волонтеров надо морально подготовиться и приложить усилия. Сначала, допустим, ты написал сообщение с приглашением  "ВКонтакте". Если процесс не идет, и сборы волонтеров слабые, то ты начинаешь обзванивать ребят, начинаешь уговаривать их, объяснять, зачем человеку это может быть надо. Позиционируешь определённые стимулы. Ведь студент платит за обучение порядка 30 тыс. рублей за семестр, кто-то платит 35-45 тысяч. Естественно, ребята пытаются найти любую возможность подработки, а волонтерство не выгодно в принципе, поскольку оно занимает время, которое студент может потратить, к примеру, на работу в ресторане или в торговле или еще где-то. Но, несмотря на это, ребята все равно идут мне навстречу и говорят, что найдут время. У меня есть студенты, которые учатся, работают и при этом говорят: "Мы подстроимся".

Н.М.: Есть ли различия в предпочтениях относительно видов работы у девушек и юношей?

А.Б.: Мне кажется, отличий нет. В прошлом году к фестивалю "Антоновские яблоки" в Коломне привезли огромное количество списанных книг – несколько грузовиков,  и организаторы фестиваля обратились к нам за помощью, чтобы их разгрузить. И вот кто был свободен вечером, и  девочки, и мальчики, эти связки книг понесли на второй этаж. Здесь очень важен личный пример. Ребята, к примеру, видят тебя, приехавшей с работы и поднимающейся на каблуках по лестнице вверх с этими книгами, и они сразу понимают, что если преподаватель так может, значит, это нужно, и они тоже могут. Словом, фактор личности тут очень важен.

Здесь есть и такой момент. Если ты видишь, что ребята раз откликнулись, два, то в третий раз ты уже сам ищешь им подработку, т.е. чтобы они еще и денежку какую-то получили. Звездочек среди волонтеров не так много, и, конечно, хочется, чтобы эти звездочки работали по специальности, т.е. чтобы весь тот опыт, который они накопили на проектах, не прошел зря. А одна из важнейших составляющих волонтерского опыта – это навык общения. Что бы у тебя не случилось, пока ты шел на то или иное мероприятие, ты должен стоять и улыбаться. Если ты не знаешь, куда идти, к кому обратиться, значит, ты должен найти того, кто это знает, а не просто стоять со скупым лицом в красивой футболке, мол, я волонтер. К этому тоже не все готовы.

Н.М.: Как ребята воспринимают свой опыт волонтерства? Как первый опыт работы, общественный долг, вариант необычного досуга?

А.Б.: Здесь все зависит от человека. Для кого-то это просто "прикольно" - так и озвучивается. Другие воспринимают мысль о том, что  без этого они свою специальность не поймут, пока в этой каше не поварятся. Вот пример: Рождественские колядки на 7 января. У большинства людей праздник, все дома. Но у меня собираются восемь человек, чтобы нарядиться в платки и с кричалками и гармошками пройти по коломенскому посаду и поздравить народ с Рождеством. Это занимает три с половиной часа личного времени студента в день, когда он мог бы готовиться к экзамену. Но человек приходит… Наверное, все-таки это воспринимается не как работа, а как некое развлечение.

Еще ребята постепенно понимают, что мало одеться в костюм, нужно еще понять, что в этом костюме делать, как вжиться в эту роль. То есть стоит девочка, на ней чепчик,  платьице, но это не всё. Ты должна подойти к незнакомым людям на улице и сказать: "С Рождеством!" или "Мы рады Вас видеть на нашем празднике!" И главная проблема, которая возникает, - сделать это легко и от души. Этому никакое теоретическое обучение не научит, этому учат, как правило, тренинги. Но тренинг тренингу рознь, и мы с Вами это прекрасно понимаем. Если я чувствую и вижу со стороны, что "провисает" какая-то точка, я обязательно подойду, напомню, что нужно делать, или кого-то поменяю. В этом отношении очень важно донести до девочки или до мальчика мысль, что только он сможет это сделать здесь, поскольку он здесь на этой точке самый-самый главный, как режиссер.

С другой стороны, у нас есть ребята, которые поражают своей ответственностью. У меня есть два человека, Наталья и Антон, которые работали с VIP-персонами на фестивале "Антоновские яблоки". Встречали всех гостей по списку, везде сопровождали, поскольку я не могла оставить 70 волонтеров. Моя беда в том, что я все время переживаю за ребят, и они привыкли, что в случае любых вопросов они бегут ко мне. Я понимаю, что от этой модели работы надо уходить. Правильнее и лучше, когда у меня есть старший волонтер, который все организует и иногда со мной советуется, а я где-то в другом месте занимаюсь своей работой. У нас это очень хорошо получается на фестивале  "Мир автобусов". Но здесь еще заслуга оргкомитета этого фестиваля: четко объяснить, кто, что должен делать. В таких случаях волонтеры по-настоящему рады, они чувствуют, что они реально нужны. На одном из фестивалей ребята пекли лепешки и раздавали гостям. Для них это было счастье, они столько этих лепешек напекли!

С другой стороны, у тех ребят, кто уже начинает задумываться всерьез о трудоустройстве и о том, куда дальше идти, появляется взгляд на волонтерство как на некий опыт работы. Что же касается общественного долга, то впервые возникло такое чувство, когда мы стали вручать нашим ребятам личные книжки волонтера государственного образца. До этого такие книжки выдавались через муниципальные органы власти, а мы ВУЗ областного подчинения, поэтому нам пришлось самим все узнавать и договариваться с городом о выдаче нашим ребятам тоже таких книжек. Вот тогда мы почувствовали, что появилась своего рода ревность у ребят: "Почему ему дали такую книжку, а мне не дали?!" И вот это, конечно, дорогого стоило, потому что официальный статус - это очень важно, и этой работой нужно заниматься.

Н.М.: Есть ли различия в предпочтениях относительно видов работы у студентов старших и младших курсов?

А.Б.: Да, есть. Студентов старших курсов я ориентирую на те мероприятия, где нужен их индивидуальный потенциал или же какие-то профессиональные знания, которые они приобрели хотя бы на уровне теории. Словом, их не позовешь туда, где надо "постоять куколкой". Им уже нужна конкретная задача, чтобы они понимали, для чего они вырывают эти часы из своего графика. А младшим курсам все интересно, чаще всего это что-то активное и костюмированное. Конечно, есть старшекурсники – любители анимационной деятельности, но основной массе уже не хочется переодеваться. Старшим курсам интересно работать с делегациями. Часто мы оказываемся волонтерами по проведению экскурсий в рамках каких-то мероприятий. Во время уже упомянутого мной всероссийского конкурса "Моя страна - моя Россия" у нас с факультета набралось 12 экскурсоводов. А это не так просто: ребята все придумали, решили, как они будут отличать свои группы, накупили для этого разноцветных шелковых ленточек, договорились, кто куда идет и кого ведет. Они очень переживают, готовятся, потому что они понимают, что они на данный момент - лицо Коломны.

Опубликовано 01.09.2013

Полную версию интервью читайте в книге Надежды Макатровой "Как развивать туризм в России. Диалоги с практиками".


<- назад в: Публикации