КОНКРЕТИКА

Россия на мировом туристическом рынке – это …?

Надежда Макатрова

О некоторых итогах конференции "Наследие и туризм", прошедшей 24-25 мая в Ульяновской области.

Мы редко пишем об итогах конференций по туризму, поскольку их содержание редко балует чем-то интересным и неожиданным. Конференция "Наследие и туризм", проходившая в Ульяновской области 24-25 мая 2014 г. и, вообще говоря, имевшая статус научной конференции, стала редким исключением из правил, поскольку дала богатую почву для размышлений и обсуждений. На этой конференции был затронут один из очень важных, на мой взгляд, вопросов, который редко обсуждается на разного рода деловых мероприятиях по туризму. Вопрос этот звучал так:

С каким турпродуктом(ами) Россия действительно может конкурировать с другими странами на мировом туристическом рынке? Что является нашей специализацией, и в чем наши реальные, а не мнимые конкурентные преимущества?

Вопрос этот далеко не праздный. По сути, речь идет о национальной идее в туризме и о туристическом бренде страны. И дело не только в росте въездного турпотока, но и в переходе с помощью туризма от образа России-врага к образу России-друга. Недаром говорят, что туризм – это мирная форма коммуникации между народами. Возможно, такие вопросы и нельзя обсуждать в больших аудиториях, чтобы не скатиться к пафосным высказываниям и политическим спорам. Но в Ульяновске аудитория была небольшая – человек 25-30, поэтому разговор получился интересным.

А ведь и правда, чем Россия может привлечь искушенного туриста из-за рубежа (о внутреннем туризме пока не говорим)?

Природные красоты? С одной стороны, да. Но с другой стороны, если не лукавить, то и в Норвегии, и в Канаде, и в США, и в Перу, и в Танзании, и в Китае, и в Исландии, и в целом ряде других стран есть не менее захватывающие природные пейзажи. Без развития сопутствующей инфраструктуры наши памятники природы уступают в привлекательности зарубежным аналогам. Есть, правда, небольшой сегмент качественных активных туров в красивые природные уголки России, в которых позиции нашей страны сильны благодаря привлекательной цене (читай низкой оплате труда профессиональных инструкторов). Но туркомпаний, достойно представляющих данный сегмент в России, раз-два и обчелся. Для позиционирования страны в целом этого явно недостаточно.

Музейные коллекции? И да, и нет. Здесь скорее мы говорим о Санкт-Петербурге и Москве, а не обо всей России. Пусть простят меня другие российские города. Да и то, боюсь, ряд европейских и азиатских стран готовы будут поспорить о превосходстве России в этом сегменте. Известность Лувра, Прадо или Британского музея пока, увы, превосходит известность Эрмитажа.

Архитектурные ансамбли? Маловероятно. Здесь мы опять вынуждены говорить об отдельных шедеврах лишь в нескольких российских городах. Но это не целые города и провинции со множеством хорошо сохранившихся построек  12-18 веков, которые мы наблюдаем в той же Европе. Наши выдающиеся образцы деревянного зодчества оказались не столь долговечны, как заморские каменные крепости и городская архитектура. Итальянцы так вообще посмеиваются над нашими старинными постройками, которые для нас являются древностью, а для них – чуть ли не новодел. Что поделать, не у всех сохранились фрагменты античных сооружений.

Пляжный отдых? Не с нашим климатом и инфраструктурой. Может, лет через 100-200, когда на Земле заметно потеплеет, и побережье Северного Ледовитого океана станет  курортной зоной. И даже присоединенный Крым в ближайшие 5-7 лет кардинально картину не изменит.

Горнолыжные курорты? У нас есть Донбай и Приэльбрусье, Красная Поляна, Шерегеш, Хибины, горнолыжные курорты на Урале, Байкале и на Дальнем Востоке. Но, согласитесь, по уровню развития и соотношению цена/качество мы пока отстаем и от Альп, и от американских курортов, и даже от крошечной по российским меркам Финляндии, где даже в малых городках есть современные аэропорты, добротные дороги и размещение на любой вкус.

Гастрономический туризм? Пока нет. Мы еще не приучили мир к русской кухне и кухням других народов России.

MICE-туризм? Объективно отстаем, и Россия в этом сегменте рынка воспринимается скорее как экзотическая страна для проведения деловых мероприятий. А тут еще и политическая напряженность, ставящая под угрозу даже уже наработавшие кредит доверия экономические форумы.

Понятно, что наша страна не стоит на месте, развивается инфраструктура. Но пока существует огромная имиджевая дыра, усугубляющая и так не слишком позитивные оценки зарубежных туристов в адрес России. Я имею в виду тот факт, что даже наши качественные объекты, маршруты и события, достойные внимания зарубежных туристов, пока на уровне страны рекламируются плохо и не системно.

Неужели все так плохо, и России нечего предложить миру?

На ульяновской конференции была выдвинута очень интересная идея: специализацией России на мировом туристическом рынке могла бы стать духовная рекреация. С этой идеей выступил Игорь Владимирович Зорин, президент Российской международной академии туризма (РМАТ). Речь идет о путешествиях с целью приобщения к духовным ценностям и духовного развития. И здесь мы, то есть Россия, встаем в один ряд с Индией, Тибетом и другими странами, куда туристы едут за духовными открытиями и обретением дополнительных смыслов собственного существования.
 
О каких особых духовных ценностях идет речь? Попробую кратко изложить суть этой концепции (насколько я ее поняла). Честно признаюсь: мне эта идея показалась действительно интересной, хотя я пока не могу назвать себя на 100% ее сторонницей. Здесь есть, над чем подумать.

Итак, ценности, которые Россия унаследовала за многовековую историю, которые отражают ее сущность и которые она не может никому передать, - это три столпа: православие, империя, русский язык. Почему не может передать? Потому что в политическом пространстве окружающий мир ориентирован на уничтожение этих ценностей, и события последних лет это наглядно демонстрируют. Туризм же помогает нам их сохранить через популяризацию. Конечно, в связи с этой идеей возникает целый ряд вопросов.

Во-первых, если  остальной мир ориентирован на уничтожение этих ценностей, то как мы собираемся выстраивать на них наш въездной туризм? По мнению профессора Зорина, туризм дает возможность через грамотную подачу реабилитировать эти ценности. И потом, то, что не нравится правительствам, совсем необязательно вызывает негативную оценку у рядовых жителей других государств. Вспомним хотя бы волну энтузиазма во всем мире в связи с победой Октябрьской революции 1917 года. И это несмотря на объявленный молодой советской республике бойкот со стороны всех ведущих мировых держав. Иными словами, достойная идея найдет своих сторонников.

Во-вторых, почему вдруг православие, разве Россия не многоконфессиональная страна? Более чем 1000-летняя история существования Российского государства сопряжена с 1000-летней историей существования православия на Руси. Кто-то вспомнит про славян-язычников, на протяжении веков поклонявшихся солнцу и т.п. Да, все это было, но тогда не было российского государства, были разрозненные племена или другие государства. Православие как бы обеспечило существование российского государства, скрепило его. Ведь на протяжении 1000 лет наше государство не переставало существовать, оно не входило в состав других государств, не дробилось на части, как это происходило с большинством европейский стран. Не так много найдется в мире стран (из ныне существующих), которые  могут похвастаться непрерывной 10-вековой историей развития. А Россия может. Она унаследовала свою веру от Византии, и эту веру некому передать.

Конечно, мы можем говорить о том, что большинство россиян не являются глубоко верующими людьми и неграмотны в вопросах религии, не говоря уже о том, что современная Россия – это не только православие, но и ислам, буддизм, иудаизм и др. Но отрицать существенное влияние православия на российский менталитет нельзя, даже несмотря на десятилетия борьбы с церковью в годы советской власти. Вспомните, какой огромный успех имел фильм «Остров» Павла Лунгина. Почему? Может быть, потому, что он напомнил русским людям о чем-то очень важном, о чем они почти забыли?

Православные ценности и святыни – это то, чем Россия действительно сильна, и в чем у нашей страны нет конкурентов. Греция в данном случае – это наш партнер, а не соперник. Речь не идет о том, чтобы навязывать православные ценности всему миру. Смысл в том, чтобы через знакомство с православными ценностями попытаться понять и полюбить Россию.

В-третьих, почему империя? Потому что на такой громадной территории не может быть ничего другого. Православие не может жить в либеральной среде. Оно требует империи. Зародившись в Византийской империи, оно помогло сформировать Российскую империю. Да и СССР тоже был империей, но выстроенной на другой идеологии. В мире слово империя отождествляют со злом. Но кто решил, что империя – это зло? Возможно, настало время реабилитировать само понятие империя и объяснить духовный смысл имперского строительства?  А также перейти от идеи государства-корпорации к государству-империи? Знакомство с Россией как со страной наследующей имперскую идею, вполне может послужить базисом для создания интересного национального турпродукта. Почему это будет любопытно, скажем, европейцам? Потому что Византийское наследие послужило основой в т.ч. и для европейской цивилизации. 

Наконец, почему русский язык? Потому что язык отражает характер народа. Потому что русская литература (по крайней мере, ряд ее авторов и произведений) признаны мировым культурным сообществом. Кстати, русское богословие 20 века считается лучшим наследием Византийского богословия. Это наша уникальность, которую не отнимешь и не скопируешь, если только мы сами ее не утратим.

Все это вместе – православие, империя и русский язык – это та самая идентичность или генеральная идея, которая присуща именно России, с которой Россия может обратиться к миру, и которую необходимо превратить в привлекательный турпродукт. Как? А это уже тема для отдельного разговора.

Вот такая концепция. Согласитесь, заставляет задуматься.

Но не только о духовной рекреации шла речь. Еще одна тема для обсуждения – это оздоровительный туризм. Возможно, не все знают, но российская курортная наука была самой мощной в мире. В то время, как в СССР была выстроена целая система научных исследований и подготовки кадров, на Западе были лишь отдельные специалисты по курортологии. Затем Советский Союз стал щедро основывать научные институты в этой сфере по всему миру, обучая зарубежных коллег. Сегодня российская курортология фактически борется за жизнь, в то время как на Западе начатое советскими специалистами дело развивается и процветает.

Российское курортное направление могло бы быть конкурентоспособным на мировом рынке (благо природные ресурсы позволяют), но сегодня научная база и кадровый потенциал без должной поддержки государства погибают. По мнению Павла Петровича Горбенко, доктора медицинских наук и профессора "Национального Института Здоровья", сильной стороной российских специалистов по  курортологии в сравнении с зарубежными коллегами всегда было владение одновременно западными технологиями и методиками восточной медицины. И это отнюдь не ностальгия по советскому прошлому. Высокую оценку советско-российской научной базы подтвердил и Солимбене Умберто, профессор Миланского университета и Президент Всемирной федерации водолечения и климатолечения, ученый с мировым именем. Словом, курортология – это явно недооцененное и, к сожалению, постепенно утрачиваемое направление, с которым Россия могла бы конкурировать на рынке, если бы наше государство было в этом заинтересовано…

И еще одно направление, которое активно обсуждалось участниками конференции, -  это так называемый красный туризм и в частности "Красный маршрут", разработанный специалистами Ульяновского ресурсного центра развития туризма и сервиса. Этот маршрут связан с именем В.И.Ленина, революцией 1917 года и коммунистической тематикой в целом и включает в себя помимо Ульяновска еще Москву, Санкт-Петербург и Казань. Целевая аудитория "Красного маршрута" – это в первую очередь китайские туристы. И первые группы из Китая приедут в Ульяновск уже этим летом. Есть мнение, что разработка данного маршрута и создание добротного Музея эпохи СССР позволили бы, наконец, перенести коммунистическую тему из плоскости современной политики в плоскость истории.

Можно по-разному относиться к Октябрьской революции 1917 года, но то, что это было событие мирового масштаба и оно имело большое значение для последующей истории многих стран, нельзя не признать. Интерес к этой теме в мире присутствует, и задача России – грамотно использовать этот интерес себе на благо. Правда, для серьезного продвижения этой темы на национальном уровне должна быть воля и готовность сегодняшнего руководства нашей страны этой темой заниматься (а не "задвигать" ее в дальний угол в преддверии очередных выборов, дабы "не лить воду" на мельницу КПРФ).

Пожалуй, это были главные темы для обсуждений, споры по которым не прекращались вплоть до поздней ночи. Причем в обсуждениях участвовали и ученые, и чиновники, и представители бизнеса, и представители РПЦ, и творческой интеллигенции. Словом, всесторонний диалог, за который Организатором конференции "Наследие и туризм" большое спасибо.

Опубликовано 02.06.2014
Написать автору
nm@concretica.ru
 

 


<- назад в: Публикации