КОНКРЕТИКА
17.04.13

Инвестиционные контракты жизненного цикла

В комитете ТПП РФ по инвестиционной политике прошло заседание, посвященное проблемам внедрения инвестиционных контрактов жизненного цикла.

Данилов-Данильян Антон Викторович, Председатель Комитета ТПП РФ по инвестиционной политике, обратил внимание собравшихся на то, что вступление в силу закона о федеральной контрактной системе потребует более детальной проработки вопросов, связанных с инвестиционными контрактами жизненного цикла (далее КЖЦ). КЖЦ подразумевают, что исполнитель, как сторона договора, выполняет все стадии жизненного цикла – проектирование, строительство, монтаж (если речь идет об оборудовании), эксплуатацию и утилизацию. За все это заказчик платит – иногда сразу, иногда после ввода в эксплуатацию объекта. Если стороны являются частными, то проблем при внедрении КЖЦ не возникает. Если же речь идет о государственных структурах или партнерстве с госкорпорацией, то  возникает масса сложностей и проблем.

1) Для бюджетных организаций существуют бюджетные требования (3 года), это может вызвать серьезные сложности при внедрении КЖЦ.
2) Закон «О федеральной контрактной системе» не прописывает возможности гибкого подхода помимо цены. Цена формируется вследствие затрат на эксплуатацию, а не только за счет закупки оборудования.
3) Часто при попытках внедрения нарушаются сложившиеся отношения – госзаказчиков и их исполнителей. Это вызывает тревогу и сопротивление персонала. То, что работает много лет удовлетворительно, не хочется ломать (есть опасения, что будет работать хуже). КЖЦ нацелены на модернизацию существующей инфраструктуры – обновление теплотрасс, изменение системы городского освещения, системы водоснабжения, вплоть до модернизации детских и школьных учреждений (система безопасности, видеофиксация и пр.). Видеофиксация, система безопасности. В госкорпорациях средний менеджмент выстроил отношения с поставщиками и подрядчиками и делает все, чтобы сохранить привычные отношения. Оптимизация затрат не в их интересах. Люди сопротивляются. Объемы же выручки от деятельности настолько велики, но экономия от модернизации оказывается незначительной. Руководители корпораций отказываются от КЖЦ.
4) Привычная схема освоения бюджетных средств оказывается неработающей: у предпринимателей не окупаются инвестиции, которые они вложили, поверив властям, но  контракты не были заключены.  Результат – предприниматели демонтируют оборудование.
5) Сфера применения КЖЦ  не соответствует потенциалу (пока сфера применения очень маленькая).

Селезнев Павел Леонидович, председатель Подкомитета по ГЧП, председатель Правления Центра развития ГЧП,  рассказал, что Правительство Москвы планирует посредством КЖЦ закупить вагоны метрополитена. Стоимость проекта около 400 млрд., если он будет реализован в Москве, то это станет серьезным шагом в развитии рынка. При подготовке конкурса выяснилось, что в России практически нет специалистов, готовых консультировать по данным вопросам, поэтому предполагается создать консорциум компаний, выступающих консультантами и инвесторами.  Если КЖЦ – это услуга, то затрагивается 94 ФЗ, возникает много вопросов по отраслевой тематике, масса деталей, которые следовало бы рамочно оговорить в законе. В результате, сформировались  два подхода к КЖЦ:
1) Надо готовить отдельный законопроект по КЖЦ.
2) Нужны поправки в существующее законодательство. Но Госдума отклонила предлагаемые изменения в  закупочное законодательство, концессионное законодательство.
Кроме того, есть жесткая позиция прокуратуры и ФАС: законы о ГЧП и концессии дают повод для коррупционных сделок.

Захаров Павел Владимирович, председатель Комитета по инвестиционной политике Национального объединения строителей, отметил, что на сегодняшний день значительное число субъектов РФ создало свою базу и самостоятельно определяет, как вести работу с частным бизнесом. Основная проблема связана с тем, что коррупция на местах мешает развиваться этой форме сотрудничества. Многие застройщики обращаются в комитет со следующими вопросами:  на местах заключаются контракты, но если что-то идет не так, то местная власть привлекает внимание прокуратуры или ФАС. Это становится препятствием для реализации проектов. 

Цакунов Сергей Владимирович, генеральный директор Первой национальной энергосервисной компании рассказал о трудностях, с которыми сталкивалась их компания при внедрении проектов по реконструкции котельных, теплосетей, внедрению альтернативных источников энергии, и о том, почему необходима система КЖЦ, с точки зрения практиков. У компаний, занимающихся энергосервисом, не хватает ресурсов, если они не связаны с монополистами – МЭК, Интер РАО и др. КЖЦ позволило бы таким компаниям входить в проекты. В силу особенностей ФЗ 261 «Об энергосбережении…», бюджетные заказчики настаивают на самом сложном его использовании, а можно было бы предоставлять энергосервис с гарантированной экономией. КЖЦ может стать альтернативой: можно взять котельную на 15 лет, модернизировать ее, а потом вернуть. Модернизация энергосистемы – это фактически венчурная деятельность, где высокие риски. По каждому проекту надо делать карты рисков (у компании они есть): есть управляемые риски, есть неуправляемые. Например:

  • Проектанты предлагают решения, но нет уверенности, что они применят то современное оборудование, которое сегодня существуют.
  • Аудиторы предлагают варианты, но нет уверенности, какие из них будут использоваться в жизни.
  • Беспокоит тот факт, что нас везде трактуют как подрядчиков. Компания инвестирует свои собственные средства в модернизацию. По всем формам отчетности при проверках возникают сложности, что надо отчитываться полностью по стандартам государственной отчетности. Есть скрытые расходы, которые инженеры не хотят показывать. Кроме того, очень мало российского оборудования.
  • Еще одна сложность – инженеры не очень понимают, какова будет экономия - даются цифры от 20% до 40%. Не могут это сказать и производители оборудования. Нужно делать НИОКР. Это затрудняет оценку проекта, отчетность, возврат.

Классический энергосервис не дает базы для КЖЦ. Если же мы переходим к проектам зеленой энергетики (биотермальная энергетика), то сроки окупаемости очень затянуты. Внедрение КЖЦ потребует более высокого класса расчетов подготовки  проектов, энергоаудита и, конечно, специалистов по внедрению контрактов.

Захаров Алексей Петрович, Департамент энергоэффективности и изменения климата Европейского банка реконструкции и развития, подчеркнул, что не стоит путать ГЧП и концессию с контрактами жизненного цикла. В КЖЦ стоимость обслуживания зависит от стоимости эксплуатации, а не от стоимости закупки, поскольку жизненный цикл – это и есть срок службы.  Закупка услуг – это больше механизм ГЧП.  То, что понимается под КЖЦ, называется перфоманс-контракты. Они широко распространены в  австралийской системе и США. Это контракты на 5-10 лет. Кто-то построил систему уличного освещения, компания берет эту систему на обслуживание, и если фонарь не горит больше суток, то компания не получает денег. КЖЦ – это закупка товара на основе стоимости обслуживания. Плата за доступность это не плата за качество.
Перфоманс-контракт – это подвид ГЧП, в области энергообеспечения они очень гибкие, т.к. цель таких контрактов – снизить расходы на обслуживание. США за счет этих контрактов смогли экономить и на себестоимости, и на эксплуатации. Например, на основе таких контрактов проводили замену старых кондиционеров на новые.  

Патрин Денис Александрович, начальник управления концессионных конкурсов и правового сопровождения проектов ГЧП ГК «Российские автомобильные дороги», обратил внимание, что концессия с платой за доступность означает, что в отличие от классической концессии, концессионер получает плату от государства, доходы попадают государству. КЖЦ был бы удобен тем, что включает в себя полный цикл – от проектирования до эксплуатации. Хотя сейчас организацией реализуется проект (трасса Москва – Санкт-Петербург), когда проектная документация уже была.

<- назад в: Новости